Храпящий миротворец
не ssы прорвемси...
Всем вахо..бам и остальным "настольщикам" посвящяется.......
Есть такой сайтик craft-online.ru , на котором безумные и не очень почитатели ВИМ (Военно Историческая Миниатюра)и остальных "карапузов", решили замутить свою "настолку" в стиле стим-панк.
Назвали все это Victorium.
Часть персонажей (уже отлиты фигурки), уже готова. История мира пишется. И конечно персонажам тоже нужны "легенды"...
Вобщем нафигачил я тут по одному персонажу ))))
Итак.....
Нате:

Бхагати Пал. Родился в гималайских горах княжества Техри-Гархвал. Урожденный кумаони.

Семья Бхагати принадлежит к дальним потомкам Раджпурской династии правившей в этом княжестве много веков назад. Назван так родителями в честь древнего правителя, 11го князя династии, во времена правления которого княжество начало возвышаться.

Мать мальчика Шри, умерла вскоре после родов.

Отец, Аджай Пал, сержант, прославленного Кумаонского полка (прозванного впоследствии «людоедами»), воспитывал сына в лучших традициях кшатры (каста воинов). Он надеялся воспитать сурового и умелого воина, не уступающего в умениях легендарным гуркхам, с которыми Аджай служил и воевал плечом к плечу. Зачастую он даже просыпался в холодном поту, когда ему снились прошедшие битвы и леденящий душу крик: «АЯ ГУРКХАЛИ!!!». В такие моменты Аджай будил сына и до рассвета рассказывал ему о тонкостях устройства мира, чтобы, хоть немного заглушить свой животный страх перед этими «первобытными бестиями». ….

Изнурительные тренировки и упражнения занимали все свободное время Бхагати. Отец обучал его исскуству Калари-паятту (древнее индийское боевое искусство подражания 8и животным). Наиболее любимыми, для Бхагати были приемы кобры. Грациозность и в то же время смертельная опасность вызывали в юном воине благоговейный трепет перед этим священным животным. Отдохнуть удавалось, только в моменты, когда отец уходил на службу или в очередной поход. Но мальчик понимал, что, только став отличным бойцом, он сможет добиться уважения и почета соплеменников, чтобы, впоследствии возглавив их попытаться сбросить, так ненавидимое всеми ярмо английской оккупации.

В один из дней, отец пришел со службы очень рано, и ни слова не говоря начал собирать вещи. По настроению отца Бхагати понял, что расспросы только рассердят родителя. Он так же молча начал помогать Аджаю и последовал за ним, когда отец, выйдя из дома, направился в сторону ледника Ганготри. Неделю они шли, сохраняя молчание. Отец был похож на каменного Будду, твердого и непреклонного, и сын не решался нарушить хрупкое равновесие, которое установилось межу ними по «молчаливому согласию». И только достигнув окрестностей ледника, Аджай нарушил тишину, рассказав сыну, как он был вынужден бежать со службы, не выдержав издевательств британцев, убив при этом офицера. Так же он рассказал, что конечной точкой путешествия является пещера Гомух, в которой берет начало священная Бхагирати (Ганга).

Дойдя до пещеры Аджай, оставил Бхагати в одиночестве, объяснив сыну, что тот уже достиг того возраста, когда дальнейший жизненный путь он должен выбрать сам. ( В последствии Бхагати узнал, что его отец вернулся в полк, и, пробравшись в штаб, вырезал всех британских офицеров. Но геройски погиб, на штыках взвода охраны.).

Оставшись один, Бхагати решил, что пещера будет неплохим домом на первое время, да и начинающийся пронизывающий ветер, требовал немедленно найти укрытие. Вход в пещеру поглотил уставшего путника, подобно Вритре пожирающему землю…

Привыкнув к полумраку глаза юного воина, различили в глубине пещеры бесформенную фигуру, лишь отдаленно напоминающую человека. Кучу лохмотьев венчала неуклюжая голова с копной бесцветных, грязных волос и щелью-ртом в окружении глубоких морщин. Брахман (а это был Васеттха) сидел неподвижно и только тоненькая струйка пара периодически выходящая из ноздрей, говорила о том, что отшельник еще жив. Старец медитировал. Бхагати не стал тревожить священный покой и устроился на ночлег у выхода.

Утро подарило солнце и долгожданное тепло. А так же сюрприз, в виде пронзительно голубых глаз, отшельника уставившихся в лицо, только что проснувшегося скитальца. Хозяин глаз, внимательно изучил Бхагати, и, удовлетворив свое любопытство, заявил смущенному юноше, что тот теперь является его учеником и слугой. Дескать, находясь в медитативном трансе, он увидел Вишну, который и описал ему приемника. Такой оборот дел озадачил юношу, но доверяя выбору судьбы и святому, практически, человеку он решил, что это именно, тот путь, о котором говорил отец. Так начались долгие годы затворнической жизни Бхагати.

Местность изобиловала живностью, а мать Ганга снабжала отшельников чистейшей водой. Васеттха оказался общительным и неунывающим человеком. Он охотно делился с возмужавшим Бхагати секретами управления силами своего организма, учил входить в состояние священного транса, влиять на окружающий мир с помощью ментальной энергии. Обучал его целительству с помощью трав. Шел год за годом. И размеренная жизнь могла продолжаться бесконечно, если бы не случай. Как-то отойдя от пещеры в поисках очередной травы с труднопроизносимым названием, Бхагати увидел орла, который остервенело, атаковал одну и туже точку на земле. То, поднимаясь в небо, то стремительно кидаясь камнем вниз подобно ваджре пущенной умелой рукой старого рубаки. Приблизившись, молодой человек увидел цель пернатого хищника. Это было разоренное змеиное гнездо. В гнезде среди уже мертвых тел собратьев, отчаянно боролась за жизнь маленькая кобра, единственная оставшаяся в живых из всего выводка. Тоненькое, неокрепшее тельце постоянно падало, пытаясь изобразить «боевую стойку», а маленький еще не развитый капюшон никак не хотел разворачиваться, вызывая только мелкое подрагивание в области сразу за головой. Вспомнив свою любовь и уважение к этим змеям, Бхагати ринулся на защиту гнезда. Орел успокоился, только тогда, когда мужчина смог поймать его за лапу и хорошенько приложить об землю. Подобрав одинокого змееныша, вынужденный отшельник, решил отнести его в пещеру, где совместно со стариком и принять решение о дальнейшей судьбе кобры. Накормив и обогрев, испуганную рептилию, брахман внимательно её осмотрел, и неожиданно для Бхагати, объявил её земным воплощением богини Моноше, королевы змей. Вассетха объяснил свое решение, тем, что нашел 17 неоспоримых признаков божественности на теле и в поведении змеи. Так же он рассказал, что орел был воплощением Гаруды, который что-то не поделил с «язвительной» богиней. «Ракшас их разберет, этих богов и ихние разборки». Старец посоветовал, Бхагати, как можно тщательнее оберегать холить и лелеять неожиданно обретенного спутника. В свою очередь парень и змея, довольно быстро нашли общий язык (вероятно раздвоенный), и не расставались впредь никогда.

Прошло 5 лет.

Ранним утром, напялив наиболее чистые лохмотья, чтобы подчеркнуть важность момента, Вассетха объявил, что все знания, которые ученик накопил за многие годы отшельничества нуждаются в проверке и упорядочении, что достигается путем многодневной медитации в пещере истока и попытке постичь собственное «я». Воскурив священные благовония у входа в пещеру, и проведя ритуал очищения, старец проводил Бхагати в пещеру, пожелав не заблудиться в запутанных лабиринтах сознания. Верная Моноше соскользнула с руки будущего «просветленного» и устроилась при входе, охраняя покой друга-хозяина.

Успокоив дыхание и доведя свой пульс до 2-х ударов минуту, Бхагати забылся в священном сне-трансе. Вся жизнь как бы разбитая на картинки прошла перед мысленным взором воина. Видения сменялись одно за другим, пока в мареве мыслей не нарисовалась морда змеи. Образ закрепился и стал назойливо прожигать всю душу вертикальными, бездонными зрачками. Мужчина мысленно подался вперед, и пустота охотно приняла его порыв «обняв» черной мглой. С этого момента змея и человек, были не разделимы окончательно. Бхагати не знал, сколько прошло времени, час, день, неделя или год. Время остановилось для него. Разум ничем не связанный с телом наслаждался свободой, весело растекаясь по вселенной, пытаясь заполнить её бесконечность. И вот в самый, казалось бы, замечательный момент единения с вселенной, где-то в глубине её недр возник гул, а за ним и движение. Гул нарастал, а движение четко обозначило свою конечную точку, оказавшуюся именно сознанием Бхагати. Четырехрукий Парашурама, гроза кшатриев, ворвался в сознание отшельника, сметая все на своем пути, своим огромным топором, с клеймом белого быка. Именно в этом аватаре Вишну решил предстать перед Бхагати. О чем беседовал с ним «Рама-с-Топором» Бхагати до сих пор никому не рассказывал и не расскажет. Но единственное чем он поделился с теми немногими, кто его потом расспрашивал, это то, что Парашурама передал ему тайные знания Силабам, с помощью которых познал искусство замедленной смерти - нанесении точечного удара, вызывающего смерть человека через заданное время…..


Тело в глубине пещеры вздрогнуло и затихло. Моноше, до этого сторожившая вход, поняла, что хозяину нужна помощь и поползла в сторону распростертого на камнях воина. Холодный раздвоенный язык коснулся век. Веки дрогнули и открылись, давая путь свету. Человек неуклюже поднялся и тяжелой, шатающейся походкой пошел к выходу из пещеры. Кобра, скользнув по ноге вверх, устроилась на левой руку хозяина, в готовности защитить еле идущего человека. Перед самым выходом, на границе света и тени, человек немного замешкался, но неожиданно выпрямился, приосанился и шагнул вперед…

Воин закрылся рукой, от яркого солнца, ударившего по глазам, после мрака пещеры. И из-под ладони он увидел ужасающую картину: на поляне перед выходом, несколько британских солдат под веселое улюлюканье остального взвода нещадно избивали брахмана прикладами своих ружей. Словно удар молнии, что-то вздернуло Бхагати изнутри и заставило всю поверхность тела мелко завибрировать. Удивленный, он смотрел на свою руку и не верил собственным глазам. За мгновение кожа превратилась в отливающую сталью толстую змеиную. Неимоверный прилив энергии и ненависти заставил Бхагати броситься на обидчиков учителя со скоростью метеора. Когда бурлящий шторм из взметающихся рук, криков о помощи и злобного шипения, успокоился, то на поляне из живых, остались только воин, змея и еле дышащий отшельник. Ученик склонился над умирающим учителем и попытался его приподнять. Но силы и жизнь окончательно покинули Вассетху. Последнее что он видел в своей жизни, это были глаза с вертикальным змеиным зрачком, не змеиные, но человеческие….

Отмахнувшись от назойливого, сладковатого дыма погребального костра, мужчина собрал нехитрые пожитки и ушел вниз к подножию…..

Мир принял воина, повелителя змей, Бхагати Пала и его кобру Моноше.....